skazochniki (skazochniki) wrote,
skazochniki
skazochniki

Category:

Приключения в Париже



Эйфелева башня – удивительна. И это ощущение, когда стоишь на набережной, а над тобой сияют ее огни… Впрочем, о ней – в свою очередь. А это была картинка для привлечения внимания. :)

Продолжение путешествия.
За воротами Лувра меня вновь ждала Сена. И, наверное, здесь уже пора поговорить о наводнении во Франции.
- А-а-а! – сказала Меганка. – Они опять!
- Эм? – удивилась я.
- Опять спрашивают, не смыло ли нас.
И ей, и мне пришло уже несколько сообщений от друзей, все волновались, как мы выживаем в суровых условиях парижского наводнения.
Пришлось лезть в единственный доступный источник информации – инет. Порывшись, мы обнаружили, что, оказывается, находимся в эпицентре всемирного потопа, по Парижу уже давно все плавают на надувных лодках, а Лувр затоплен и идет ко дну.
Меганка скептически осмотрела меня, только что вернувшуюся из Лувра, и очевидно решила, что я недостаточно похожа на утопшую русалку, ну знаете там, водоросли с волос не свисают, мокрый след за собой не оставляю.
- Ну, я это… только что шла по берегу Сены. И по двору Лувра ходила. Ногами. И люди там тоже ходили, - решила оправдаться я. – У меня даже фотки доказательные есть.




В общем, что я имею сказать по поводу наводнения. Несомненно, оно было. Где-то в других областях Франции. Что касается Парижа, то тут все обошлось скромнее. Вода в Сене стояла высоко, это правда. Она поднялась настолько, что корабли не могли проходить под мостами.


Еще залило нижнюю набережную Сены. Вот там и были сделаны все эти устрашающие новостные фотки с дорожными знаками в воде и пр.






Но река все-таки осталась в берегах. И по городу можно было ходить свободно. Если подумать, во время парижского «наводнения» я нигде ног не замочила. А во время московского недавнего «дождя» кое-где чуть ли не по колено в воде приходилось идти. :)
Однако! У нас с Меганкой было небольшое водяное приключение дальше, когда мы выехали в Бельгию. Но об этом в свое время.

Возвращаясь к прогулке.
После Лувра, прошлась по набережной. Посмотрела, как кого-то выкидывают в воду инсталляции на Мосту Искусств.




Поглазела на Институт Франции:


Дальше фотки улиц и всякие интересностей будут немного вразнобой, но это всё недалеко друг от друга, самый центр. И везде можно дотопать пешком. Париж, вообще, небольшой, в сравнении с Москвой.

Здание Торговой биржи с улицы (оно красивее со двора, но во дворе шел ремонт, все было перекопано).


Церковь Сент-Эсташ (тоже окруженная стройкой). Говорят, в ней самый крупный орган в Париже и полотна Рубенса. Но внутрь, я не зашла, похоже, она была закрыта.


А прямо рядом - ГОЛОВА. :)

Это скульптура «Слушающий» (переводов названия несколько), создана в 80-х годах 20 века.

Вандомская площадь. Наверху колонны – Наполеон.


Церковь Мадлен (так они Магдалину называют). Французский классицизм, всё такое.


Опера Гарнье! Она же Гранд-Опера, она же Национальная академия музыки.






Улочки и дома:








Небольшая история про французского президента. Ну, почти про него.
Иду я, значит, по улице, никого не трогаю. Судя по карте, где-то вот прямо сейчас должна случиться стена Елисейского дворца. Вдруг гляжу, ко мне навстречу шагает французский полицейский, машет рукой и что-то говорит. Что говорит, понятия не имею, но машет столь выразительно, что я понимаю – мне велено свалить на другую сторону дороги. Оглядываюсь, и впрямь эта сторона улицы дальше перегорожена. Ну ладно, машин вокруг нет, пожала плечами и перешла через дорогу. А там народ толпится, человек пятнадцать зевак. Смотрю, ой, это ж я перед воротами Елисейского дворца стою. А в воротах мелькают такие же гвардейцы в форме, которых я днем видела (на коняшках), оркестр музыку играет, какие-то «официальные лица» в костюмах с иголочки, несколько полицейских стоит и автомобили такие же черно-официальные, как люди в костюмах, подъезжают, высаживают пассажиров. Упс, понимаю я, это ж прием… у президента… в Елисейском дворце… И ведь не поймешь сразу – скромно пол-улицы перекрыли, и всё. И народ пялится. Ну и я попялилась. :)



И пошла дальше.

Занятные «часы» перед вокзалом Сен-Лазар:


Еще одна красивая церковь, убранная в строительные леса. Снять по-человечески не получилось, но она, правда, отличная. Сент-Огюстен, или по-нашему церковь. Св. Августина.




Рядом – памятник Жанне нашей д’Арк:


Здание вокзала Сен-Лазар тоже было в лесах и рекламе. Увы, я протупила, не зашла внутрь, а снаружи это выглядело так (с теми часиками).


На этом прогулка того дня была завершена, я села в метро (оно тут же, рядом с вокзалом) и уехала в свой далекий район Сен-Дени.
А на следующий день Меганка увлекла меня из Парижа в Шантийи, и там был невыносимо прекрасный замок. Но эта поездка достойна отдельного поста, а здесь я все-таки завершу рассказ про Париж. Тем более, дальше начинается самое веселое.



Из Шантийи мы вернулись изрядно уставшие, но Меганку еще ждала работа, а меня – милонга. Потому что нельзя быть в Париже и не сходить на французскую милонгу!
Место я выбрала еще в Москве: порылась в сети, поспрашивала бывалых танцоров, прикинула, когда у меня будет свободный вечер. В общем, звезды сошлись на «El Garron»; про нее писали, что она одна из самых посещаемых и хороших, находится недалеко от метро и проходит как раз в нужную мне субботу.
Помещение нашлось быстро, и действительно, не наврали, возле метро. А вот дальше впечатления были неоднозначные. На входе попалась не то чтобы сильно френдли к заграничным гостям девушка-организатор, не ответившая толком на мои вопросы. Пришлось махнуть на нее рукой и просто идти танцевать. Приглашать меня приглашали, правда, не так чтобы активно и по большей части танцоры среднего уровня. В целом, манера парижского танго меня не впечатлила, было такое ощущение, что партнеры гораздо больше сконцентрированы на себе, чем на партнерше. А кому приятно ощущать себя тренажером или зеркалом? Впрочем, попался один очень крутой тангеро, за которым такого греха не водилось; в разговоре выяснилось, что он уже 18 лет танцует танго. А потом было и вовсе забавно. Я приметила молодого мальчика, неплохо танцующего, а он приметил меня и «скабесеил» на одну из танд. Встаем в пару, первую мелодию танцуем молча, на второй начинаем представляться друг другу. Разговор сначала идет по-английски, а потом он спрашивает, как меня зовут. Джулия, говорю. (Ну а как еще представляться за границей). И тут он смотрит на меня эдак с прищуром. Произносит: «Юля, значит?» По-русски, безо всякого акцента. :) «О!» - восклицаю я. Короче, парень оказался из России, живет, работает и учится танго в Париже. Потом уже, после танды, пошли сидеть в маленький импровизированный милонговый бар, поболтали. Он такой говорит: «Я сразу подумал, что ты из России. А когда в пару встали, точно понял, что оттуда». Спрашиваю: «Почему?» Ответил тремя короткими фразами: «Объятия. Запах. Активность танца». Я сделала большие глаза, попросила расшифровать. Расшифровка меня удивила. Сказал, что француженки (не все, конечно, но достаточное количество) в танго-объятии держат партнера на расстоянии, танцуют довольно вяло (дословно: «приходится таскать по танцполу»), и что, видимо, по новой моде, пахнет от них зачастую естественным, так сказать, ароматом. А русские тангеры… ну, они не такие. :) Подтвердить или опровергнуть его слова не могу, с французскими тангерами я не танцевала, мужчины же тангеросы были как везде.

Фотографировать на милонге было сложно. Но вот пара снимков.




Дальше – самое забавное. Милонга заканчивается в 4:45 утра, а парижское метро открывается только в 5:30… Местные раз-раз и все смылись куда-то. Кто на машине приехал, кому до дома три шага. Спрашивается, куда деваться девочке из России?
И вот вышла я с милонги, стою в пять утра посреди городу Парижу и РАЗМЫШЛЯЮ.
Подумав, решила, что я еще не видела Триумфальную арку и Эйфелеву башню. И пошла смотреть.
Вообще, очень волнительно гулять пешком по пустынным улицам незнакомого города в пять утра. И страшновато, и возбуждающе, и странно, и приятно...

До Триумфальной арки дошла довольно быстро, еще не успело рассвести.


Более официальный вид:


Предрассветные парижские улицы:


Елисейские Поля:


От Арки погуляла к Башне.
Рядом:


Солнце взошло, но вокруг еще лежал туман. Так, в тумане, она меня и встретила. Красивая. Кружевная. Абсолютно гармоничная.


В связи с надвигающимся ЧЕ по футболу, на ней висел «мячик», переливающийся разными цветами.




Национальный морской музей:


Памятник Фердинанду Фошу, герою Первой Мировой, маршалу Франции, на площади Трокадеро:


Ну и еще одна фоточка Триумфальной арки (потому что вертикальная и в предыдущий блок фоток не влезла :) ).


От Эйфелевой башни я дотопала до метро (там, надо сказать, далеко идти) и абсолютно сонная поехала домой. Впустила меня в квартиру безжалостно разбуженная мной Меганка, за что я ей очень благодарна, ибо ключи у нас были только одни, и в целях безопасности были они не у меня.

Проспав энное количество часов, я таки себя растолкала и снова выпинала на улицу. У нас оставался последний день в Париже, а столько еще несмотренного!
Солнце наконец-то прорвалось сквозь тучи, так что день выдался теплым и с проглядывающим голубым небом.

Для начала нужно было посетить площадь Бастилии:


От нее я шла по улице Сен-Антуан. На ней находится церковь св. Павла. Красивая, как и другие парижские церкви. Меж тем Дюма пишет, что именно возле нее казнили узников Бастилии.


Бомарше:


Кафешки на улицах. Их полно по всему городу.


Памятник Людовику XIII на площади Вогезов:


А вот и сама площадь Вогезов (говорят, самая старинная площадь Парижа), закрытая зданиями с четырех сторон. Проход с улицы Сен-Антуан через арку в доме.






Забавная машинка:




В городах Европы очень много таких вот общественных великов:






Невыносимо великолепный Отель-де-Вилль, он же – городская ратуша, он же мэрия Парижа. Дворец в стиле неоренессанса.






Стоит на площади, ранее известной, как Гревская.






На стенах здания больше 300 скульптур, в том числе около 100 статуй известных французов.










Возле главных ворот аллегорические фигуры Науки и Искусства. Это вот Наука.


Фонари тоже очаровательные:




Ну и еще разное рядом и вокруг (тоже вразнобой).


Порадовали названия:


Фонтан Сен-Мишель (почему-то не работал):


Башня Сен-Жак. Когда-то была колокольней при большой церкви, сейчас – просто Одинокая Готическая Башня. С церковью и колокольней связаны имена таких небезызвестных личностей, как Николя Фламель и Блез Паскаль.


Именно возле нее я окончательно сформулировала главное правило фотографирования европейских достопримечательностей, которое гласит, что лучший вид на достопримечательность всегда находится аккурат посреди проезжей части.
Так что приходилось выкручиваться.

Бульвар Сен-Жермен, памятник Дантону:


Поскольку на небе было настоящее солнце, пришлось еще раз сходить к Нотр-Даму и сфоткать его в солнечных лучах:






Ну и еще всякое.

Кафешка, в которой мы сидели:






Сена и здания по берегам:






Вечерело.






Генрих IV, на мосту через Сену:


Солнце садилось…






Ну и дальше я не могла не.
Потому что нельзя вот так вот приехать в Париж и не сфотографировать Башню в огоньках. :)

Где-то к одиннадцати вечера, а то и к полуночи, я вновь отправилась к ней. Народ еще тусовался, хотя с каждой минутой людей оставалось все меньше, потому что парижское метро закрывается раньше московского, а мы помним, что от башни до него не близко.



Сначала она просто светилась ровным светом, а затем по металлическим кружевам рассыпались мерцающие огоньки. И Башня стала совершенной.




Всего я сделала около сотни снимков Башни. Сбегала туда-сюда, чтобы с разных ракурсов. Оцените мою нечеловеческую выдержку, я не выложила их все, хотя они все прекрасны! :)

Засмотревшись и задумавшись, я лениво глянула на время в полной уверенности, что у меня еще полчаса в запасе, и в ужасе подпрыгнула – метро закрывалось через 10 минут, а до него нужно было успеть добежать! Спринт вышел на загляденье, я даже успела на последний поезд на ближайшей линии… А вот на переход уже не успела.
Фишка парижского метро в том, что разные линии закрываются в разное время. Я влетела на пустую станцию, на меня уставился метро-работник и на чистом французском объяснил, что станция закрыта, последний поезд ушел, иди, мол, девочка на улицу. К сожалению, я его поняла даже без знания языка, и поплелась наружу.
Итак, половина второго ночи, «стою я ночью посреди городу Парижу» дубль два.
Написала растерянную смс-ку Меганке. Та велела не выдумывать, а искать такси. Поскольку у меня не было ни малейшего понятия, где тут (под какими-то мостами) можно найти такси, я тупо пошла по улице куда глаза глядят. А, да, чтобы вы не удивлялись – у меня не смартфон, никакого интернета, никакого Гета, никакого понятия, где я вообще нахожусь.
Иду, значит, ни одной толковой мысли в голове, и вдруг – оно, такси! Аж две машины. Стоят себе на крохотной площади. Дуракам везет, чо.
По негласным таксистским правилам подходить нужно к первой машине. А я чувствую, меня прямо тянет ко второй… Но из первой уже выглядывает суровый негр, спрашивает по-французски, куда мне надо на ночь глядя, я начинаю тыкать в карту и произносить максимально «французским» образом название места. Тот явно не понимает. Пытаюсь по-английски – он не говорит по-английски от слова вообще. Лицо у меня грустнеет, и тут из второй машины выходит водитель. Ох, не зря меня туда тянуло. Француз, чистокровный, мужественный красавец, говорящий по-английски и ЗНАЮЩИЙ ДОРОГУ! Но! Но по этим самым негласным правилам не могущий забрать меня в свое уютное такси. Поговорив со мной, он объясняет напарнику, куда меня везти, тот вроде понимающе кивает, и я почти успокаиваюсь. Спрашиваю француза, а сколько денег-то примерно. Прикинул, отвечает, что по счетчику около 15-20 евро натикает. Я смотрю в кошелек, там ровно 20 евро и ни центом больше. Ну, вроде должно хватить. С тоской провожаю взглядом импозантного француза и лезу в машину к негру.
До определенного поворота мы едем прекрасно, не очень быстро, но я слежу по счетчику, прикидываю по карте – денег должно хватить. Но в какой-то момент подсказанное французом, видимо, из головы водителя исчезает (почему в автомобиле не было навигатора, не спрашивайте, не знаю), он останавливается, чешет в затылке, оборачивается ко мне и начинается классика: «А дорогу покажешь?» Что я могу ответить, кроме как еще раз повторить название места, куда мне надо. Негр что-то говорит, я печально отвечаю: «Сорри, онли инглиш». Но у него-то «онли френч», и что тут сделаешь. Начинается классика номер два, он петляет на машине, едет мимо каких-то заводов и строек, тормозит возле запоздалых прохожих и спрашивает дорогу. Мы нарезаем круги, я смотрю на счетчик. В какой-то момент открываю настежь кошелек, показываю своему негру одинокую бумажку в 20 евро и говорю «больше нет». Он машет рукой – разберемся. Наконец встреченный другой водила показывает ему правильный путь, и мы в течение пары минут оказываемся на месте. На счетчике 30 евро, я протягиваю 20 и выразительно развожу руками. Негр тоже разводит руками, берет деньги, и уезжает.
Так заканчивается мое второе парижское приключение. :)

На следующее утро (не очень раннее), мы с Меганкой попрощались с Парижем и отправились в Лилль проездом через Амьен. Но это уже совсем другая история.

И прощальное про Париж... Ночью я стояла на берегу Сены, облокотившись на каменный парапет, никуда не торопясь, просто смотрела на Башню, в воде отражался ее свет, шуршали машины, проскакивали мимо парочки, держащиеся за руки, и прочая молодежь. Думалось о чем-то хорошем, было спокойно, свободно. И, знаете, в этот момент я чувствовала себя настоящей парижанкой. :)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments